|
|
|
|
|

Мы ставим перед собой немного другую цель – собрать на нашем сайте как можно больше различной информации, которая поможет вам чуть лучше понимать сложный мир современной медицины.

Прививка от детей


реальная история, описанная главной героиней

* * *

Забеременела я случайно. И причина была вовсе не в том, что я не догадывалась, откуда берутся дети, просто обзаводиться потомством пока не входило в мои, а тем более моего мужа, планы. По этому поводу в моем организме пребывала так называемая ВМС, а проще спираль. Но один, сверхшустрый сперматозоид преодолел и эту преграду. Беда была еще и в том, что обнаружилось сие на третьем месяце беременности, когда предпринимать какие-то радикальные меры было уже поздно. Так я очутилась перед фактом, что я будущая мама.

Как и многие женщины, не готовые к каким-то свершившимся событиям, я отложила обдумывание данной ситуации до лучших времен и зажила обычной жизнью. Благо, беременность ничем мне не мешала. Так прошли еще два беззаботных месяца. Правда, на пятом ребенок начал вести активный образ жизни, поэтому каждый, кто слишком близко приближался к нам, получал хук из моего живота. Причем, доставалось, как мужу, так и попутчикам в общественном транспорте, имевшим неосторожность нарушить положенную дистанцию. А так как мой живот под пальто никак не обрисовывал мою беременность, в общественном транспорте я ездила с поднятыми руками (держалась за верхние поручни) чтобы меня не могли заподозрить в хулиганстве.

Единственное, что бросало мрачную тень на мое беззаботное существование, так это визиты к гинекологу, который то сетовал, что я его редко посещаю, то кричал, что я много ем, то назначал зарядку, заключающуюся в том, что надо было лежать 15 секунд то на одном боку, то на другом. Особенное удовольствие от этой процедуры получал мой муж: он потешался над активностью упражнений и говорил, что давно догадывался о пользе данной гимнастики только для мужчин. Правда, через 10 минут я засыпала, так и не успев в очередной раз перевернуться на другой бок и дослушать глубокомысленные сентенции моего мужа. Так мы и дожили до шести месяцев.

Как-то раз в гости пришли друзья, и мы очень весело посидели. Ночью я проснулась от ноющей боли внизу живота: Что-то не то съела, была моя первая мысль, и я направилась к спасительной комнате WC. Но боль не унималась. Так и не найдя удобной позы на диване, я переместилась в кресло: мыслей о схватках не возникало еще не положено. Муж, в полглаза наблюдающий все мои передислокации, собрался вызвать скорую. Телефона у нас не было, а искать таксофон можно было до утра (наш менталитет таков, что оборванные телефонные трубки считаются шиком у некоторых слоев населения). Поэтому мы решили ждать утро вечера мудренее, а еще транспортнее.

Часов в восемь я попала к своему врачу, который, осмотрев меня, озадачено хмыкнул и стал что-то писать. Уже через пять секунд он вручил мне талмуд и сказал, что срочно нужно ложиться на сохранение машина скорой помощи ждет внизу. Тон врача не предполагал вопросов и возражений с моей стороны, и я поспешила выполнить его указания, по дороге вводя мужа в курс дел.

Шофер скорой был, видимо, проинформирован, так как гнал во всю, и при этом скакал по рытвинам, как дикий мустанг. При каждом скачке он дико ругался, я хваталась за живот, а муж за меня, и только медсестра оставалась невозмутимой. Доскакали мы довольно быстро. Меня приняли покои санпропускника, а муж полетел за тапочками, так как я, несмотря на свою осведомленность, не то чтобы удалить волосы с тела, но даже взять столь необходимые в больнице ложку-кружку не додумалась. Сказались извечная надежда на лучшее и упорное нежелание ложиться в стационар.

Ко всем прелестям регистрации вновь поступившей, добавилось еще бесплатное бритье тупым лезвием, которое больше походило на соскрябывание волос с моего тела. Закончив эту процедуру, матерая нянечка, смерив меня взглядом, выдала мне сорочку, у которой разрез спереди, не знаю с какой целью, достигал колен, и были видны все женские прелести. Правда, как я потом убедилась, в подобные эротичные туники были облечены все постояльцы родильного отделения.

Меня завели в какую-то комнатуВрач сказал: Ну, что, будем рожать, и у меня началась тихая паника: Как рожать?! А сроки? Мне еще не положено! Я не готова!!! И пока я барахталась в потоке своих оголтелых мыслей, со мной методично и хладнокровно производили необходимые манипуляции: усадив на гинекологический трон, мне что-то там прокололи, мои околоплодные воды хлынули ниагарой и я ощутила резкие толчки. Сейчас буду рожать подумала я вслух, но мне возразили: Рано, и уточнили, что это произойдет где-то через час. Но, сделав два вдоха из маски кислородного аппарата, я поняла, что рожаю. В то время в покоях рядом со мной никого уже не было шел утренний показ какого-то сериала, и я, выглянув в коридор, громогласно (не знаю, откуда у меня взялась такая наглость) спросила: У меня кто-нибудь будет роды принимать, или мне самой рожать? Мой призыв был услышан: откуда ни возьмись набежали врачи, схватили меня под белы руки, обули в бахилы, уложили, в последний момент успели нацепить косынку и тут мой ребенок, не дожида
ясь команды пуск, ракетой вылетел из меня.

С этого момента у меня началась другая жизнь: мне было все равно, кто я и что со мной, все мое внимание было сосредоточено на пищащей в руках врачей синюшке, которая только что родилась. Правда, сквозь пелену тревоги за ребенка, до меня долетали отрывки фраз: хорошо, что девочка, легкие не полностью развернулись, что-то очень маленькая может там двойня. После этих слов решили заняться и мной. Врач стал прощупывать мое тело, начав с живота и поднимаясь все выше, и выпустил меня из своих железных лап только тогда, когда я, задыхаясь, прохрипела Это уже горло. И опять я переключилась на своего ребенка, успевая улавливать обрывки фраз: детское место не отошло, будем чистить? А обезболивание? своего нет ну тогда без. Сквозь шок я ощутила, грубое вторжение чего-то режущего в своей утробе и схватилась за боковую металлическую ручку родильного стола, которая хрустнула и оказалась у меня в руках. Бросив ручку, я попыталась удержаться за руку нянечки, но она мужественно отбила мое нападение. На какой-то стадии сознание стало мутнеть, о чем я своевременно сообщила, надеясь на какую-то помощь. Но после того, как все та же нянечка, видно помня мое нападение, всей лапищей стала хлестать меня по щекам, вопрошая: Как тебя зовут?!, я, назвав свое имя, и передумала терять что-либо, а тем более сознание.

Наконец все закончилось. Меня оставили в покое. Но мысли о ребенке, заставили меня подняться, и по стеночке дойти до блока, где хранилась моя драгоценность. Боже!!! Я никогда не забуду этот кошмар: в стеклянном боксе лежало сине-желтое (сравнение с нашим прапором будет, по-моему неуместным?) существо, грудка которого судорожно вздымалась. Воно жыве, успокоила сердобольная санитарка, увидев мое предобморочное состояние. Но тут я была обнаружена врачами, которые, не подозревая о проснувшемся во мне материнстве, оставили меня без присмотра. Ужасно ругаясь, они водворили меня на каталку и транспортировали в палату.

С этого момента самым желанным сообщением были слова педиатра: Без изменений. Раз без изменений значит моя дочь жива, думала я, так как врачи сразу же не скрывали вероятность летального исхода. Тяжелее всего было пережить кормление: женщины прижимали свертки со своими младенцами к груди, в то время как мне доводилось кормить баночку, сцеживая в нее молоко. А потом я отворачивалась к стене, и, маскируясь под спящую, давала волю слезам.

Но среди этой тоски и ожидания было и смешное. Большое разнообразие в мою жизнь вносило наблюдение за роженицами. Особенно я веселилась в субботние дни, когда к моим коллегам приезжали родные из села. Опишу только один случай. Во всем отделении было единственное открывающееся окно, через которое можно было поговорить с родными. А находилось оно в холле. Теперь представьте такую картину: женщина внушительных размеров в короткой сорочке (а нижнее белье нам носить не разрешалось, поэтому мы все прокладки из пеленок, которые, к стати, выдавались и принимались по счету, придерживали чем могли) беседует со своим мужем, свесившись с подоконника. Представили? Нет, не со стороны улицы, а со стороны холла, где прохаживались не только мы, а и врачи, сантехники и прочий персонал. Не можете представить? Тогда я помогу: все окно загородила внушительных размеров совершенно голая дальше допредставляете сами. Ужасно? На самом деле обхохочешься. А озвучивается эта картина следующим диалогом:

Вася, ты сало прывиз?
В тебе молоко е?
Та е, тече ось по сорочци. А сало прывиз?

Вы не поверите, но к этому окну стояла очередь, и ничто не могло оторвать от него женщин: ни грозные запреты главврача, ни самая свирепая нянечка со шваброй.

Еще одной калоритной особенностью являлся туалет, который был совмещен с гигиенической комнатой и не имел никаких запоров входи, кто хочешь. Как-то раз я имела неосторожность зайти туда одна. Только устроилась поудобнее, как дверь распахнулась и в проем загородила женская фигура. На мое несмелое Здесь занято, раздалось Та я не проты (даже страшно представить, если б она была против) и фигура, так и не закрыв дверь, направилась к умывальнику, расположенному рядом с моим троном. Я едва дождалась, когда женщина, помыв руки, соизволит удалиться, и, отершись от брызг, пулей выскочила. После этого мы посещали туалет как минимум вдвоем.

Все бы ничего, если бы не печальное зрелище, которое представлял собой мой ребенок. Я добилась разрешения посещать его, и каждый день по несколько раз приходила и смотрела, как мой ребенок дышит. Я готова была сделать все, чтобы ему помочь. Но как-то раз, придя, как обычно, проведать дочку, я увидела, что ее бокс пуст. На мой встревоженный вопрос нянечка ответила: Вже нема, и, наверное, только увидев мое плавное сползание по стенке на пол, поняла, что сказала что-то не то. Я не помню, как обколотая оказалась в палате под капельницей, но не успела открыть глаза, как женщины на перебой стали мне говорить, что мой ребенок жив, просто его, не предупредив, перевели в детскую больницу.

Я прямиком отправилась в кабинет глав врача. Нет, разбираться и требовать кары я не стала. Просто сообщила, что я сию же минуту еду в детскую больницу к своему ребенку, и если меня не отпустят по-доброму, то я как есть в рубашке с разрезом до колен и в тапочках уйду сама. Видимо, по моему виду доктор понял, что спорить бесполезно и, выписав направление и еще какие-то бумаги, отпустил меня.

Не буду рассказывать, как я попала в детскую больницу ( в ней мне стало значительно лучше, так как в отделении недоношенных младенцев я была среди сестер по несчастью и врачи делали все что можно и даже сверх того), как каждый день шла борьба за граммы и прибавление 20-30 грамм было праздником, как мы сопереживали горю женщины, ребенок которой был обречен, как я в первый раз взяла свою дочь на руки Обо всем этом так просто не расскажешь. Это были, наверное, самые трудные два месяца в моей жизни.

И вот наконец настал день, когда мой муж приехал нас забирать... Это был выстраданный праздник. И хотя испытания еще не закончились, первый, самый трудный, этап мы одолели.

Позже мой муж рассказал, как ему сообщили о рождении ребенка. Он поехал за моими вещами с твердым убеждением, что оставил жену на сохранении. Когда же он вернулся и в стал передавать вещи для меня, медсестра из сан. пропускника услышав фамилию, сообщила: У вас девочка!. Он, думая, что речь идет обо мне, неуверенно возразил, мол, какая же она девочка? На что медсестра решила еще раз довести до сведения обалдевшего папаши, что у него родилась дочь: У вашей жены девочка. На это мой муж, даже не допускавший мысли, что я могла так быстро управиться, заявил: Это не моя!! имея в виду не моя жена. Оскорбившаяся за меня медсестра (какой гусь ребенка не признает), отрезала: разбираться будете сами, но только ваша жена родила девочку!! И только после этого до моего благоверного дошло, что он стал счастливейшим отцом.

При любом использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна
Гл.редактор: «Журнал о медицине «Наше здоровье» - Анатолий Щербаков
Шеф-редактор: Мария Шмелева
Разработка сайта - Re-Media
Карта сайта
Мнение авторов публикаций может не совпадать с позицией редакции.
«Журнал о медицине «Наше здоровье» является интернет-проектом и не имеет печатной версии.